Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

snowbird

про Милен Фармер и эмо-музыку:

Никогда не перестану (и не переставала удивляться), как при таких, мягко говоря, скромно-котячьих вокальных данных, еле повякивая на языке придумавших бани римлян и не мывшихся никогда галлов, она успешно может добиться от тебя состояния, когда хочется серьезно приложиться головой об косяк, заломить, к примеру, руки с экспрессией ста кающихся магдалин, очертить глаза черной тушью и поехать ночью в Америку на последние рубли, ну и совершить прочие дебильные, наводненные драматичностью па.

На мой взгляд - вот она, честная эмо-музыка:
"..N'aie pas de regret
Fais moi confiance et pense
A tous les no way
L'indifférence des sens
N'aie pas de regret
Fais la promesse tu sais que
L'hiver et l'automne n'ont pu s'aimer"

И еще один забавный момент, связанный уже со стихами: при переводе их "близко к тексту" лирика немедленно превращается в "выпьем за любовь" и прочее высокоинтеллектуальное творчество Ирины Аллегровой, помноженной на Любовь Успенскую.

как бы, вот, если не быть голословной:
On a besoin d'amour
Besoin d'une flamme
Et de vague à l'âme
On a besoin d'amour
Besoin d'un regard
De peau et de larmes
Besoin d'un amour XXL

Однако, отличие от вышепомянутых женщин есть, как у изящного дорогого итальянского светильника есть неуловимое отличие от советского полотняного абажура, хотя, вроде бы, у этих незатейливых вещиц предназначение одинаковое-)
snowbird

Отпечатки грусти светлой.

Видела днем в метро образец отчаянного душевного прощания:  один мужик бил другого мордой об лавку, плаксиво при этом приговаривая: "Я ж с тобой, сука, прощался, я ж прощался с тобой, как с человеком!!! Как с ним я с тобой прощался!".

До свиданья, друг мой, до свиданья. И об лавку. Благодать, Есенинщина.

Вечером в ванной читала Роллингстоунз, увы, не в сортире. Фронтмен группы Alfaville делился с журналистами своими ощущениями от посещения россии, признался, что изначально тоже, как все, думал про водку и гармошку, но вот взглянул на лица в зале, и понял, что носят русские на лицах какие-то отпечатки светлой, высокой грусти.
Я, кажется, теперь понимаю, что же узрел фронтмен.